Лента новостей

АННА ЦЕНДИНА: У папы очень чистый, легкий язык


2018-01-22 15:29:44
Образ


Анна Дамдинова Цендина, профессор ИВКА, доктор филологических наук, востоковед-филолог, специалист в области монгольской и тибетской филологии. Занимается проблемами монгольской письменной традиции и литературы XVII–XIX вв., монголо-тибетскими литературными связями. Анна Цендина родилась в Улаанбаатаре, дочь знаменитого монгольского учёного, писателя и поэта Цэндийна Даминсурэна. В конце прошлого месяца Анна Цендина была удостоена премии “Лучший монголовед 2017”.
-Прежде всего, поздравляем Вас с получением премии “Лучший монголовед-2017». Что Вам сказал Президент Монголии, когда вручал Вам награду?
-Вы знаете, эта награда действитель­но для меня большое событие. Потому что это, вообще, очень высокая награда, когда твои коллеги оценивают твою работу. Но кроме того особенно приятно то, что мне вручили первой. Эта премия была учреждена только в 2017 году по ини­циативе Президента Монголии. И так как я получила её первой, это мне ко­нечно вдвойне приятно. Премию мне вручили из Международной ассоциации монголоведов. А затем встреча была с Пре­зидентом. Он сказал, что сам он как Президент Монголии и монгольские власти очень много внимания придают развитию монголоведения и будут ста­раться всячески помогать этой отрасли, пропагандировать Монголию в мире и монголоведение как науку о Монголии. И вот это было его главной идеей.
-Расскажите, пожалуйста, сколько студентов учатся в Институте востоковедения, в котором Вы преподаете монголоведение?
-Институт востоковедения- это акаде­мический институт, там нету студентов. А преподаю я в Российском государствен­ном гуманитарном университете. Внут­ри этого университета очень много раз­ных институтов, факультетов, в част­нос­ти, есть Институт восточных куль­тур и античности. В этом Институте мно­го направлений и профилей, есть япо­нис­тика, китаистика, арабистика. Но в частности, есть и такое направление как монголоведение. Мы начали создавать это направление в 2005 году. В 2006 году у нас был первый набор. И сейчас у нас учится третья группа. Когда ребята вы­би­рают свое направление, некоторые просто не знают, некоторым кажется, что очень интересно изучать Монголию, т.к Монголия-это кочевники, это буддизм и т.д. Некоторые довольно осмысленно выбирают свое направление. Но надо сказать,что, попав на монголоведческое отделение, они с большим интересом учатся. Из двух групп, которые закончи­ли у нас обучение, остались. Одна девуш­ка работает у нас здесь в Монголии в по­сольстве. Ещё одна преподает, одна де­вушка учится в докторантуре в Венг­рии по монголоведению. Из следующей группы юноша и девушка остались у нас в магистрантуре.
-Они все русские?
-Да, да. Все русские . Так что учатся они с большим интересом. Очень хотят приехать в Монголию, те кто учатся сей­час у нас. Я хочу чтобы они приехали на летнюю школу, а потом на стажировку. Но из тех, кто закончили, двое прекрас­но говорят на монгольском языке. Та де­вушка, которая у нас преподает и та де­вушка, которая работает в посольстве. Они хорошо говорят по-монгольски.
-Как нужно преподавать монголистику, чтобы студенты заинтересовались этой наукой?
-Вы знаете в нашем направлении ты­сячи людей не нужно. Правда ведь, сог­ласитесь Вы? Нам нужны немногие специалисты, которые бы глубоко изуча­ли Монголию. Мне кажется, что инте­рес возникает, во-первых, сама страна Мон­голия-эта такая страна, обладающая какой-то притягательностью, каким-то таким обаянием. Эта-моя родина. Но я сейчас говорю с точки зрения молодых людей, которые изучают монголоведе­­ние. Я уже это где-то говорила, что мои кол­леги всегда смеются над нашими сту­ден­тами. Они мне говорят, ваши монго­лы или монголята, они как пришитые пу­говицы. Как только они попадут на монголистику, никуда не уходят. Многие уже потом меняют профессию, уходят из профессии, но монголоведы-это пря­мо братство, которое очень преданно Монголии. Что еще тут нужно? Я вам хочу сказать, что всегда в любом деле ко­нечно личность преподавателя играет очень заметную роль. Если преподава­тель интересен молодому поколению, то им интересен и предмет. У нас преподает и Лидия Григорьевна Скородумова, ко­то­рая многие годы работала в Монголии, и которая предана Монголии безгранич­но. Она умеет как-то внушить любовь к Монголии у молодого поколения. Но, я конечно стараюсь всячески тоже этому способствовать.
-Как вы думаете, какую политику должна проводить Монголия, чтобы эта отрасль развивалась интенсивно?
-Прежде всего, отчего мы сейчас стра­даем. От того, что правительство уде­ляет очень мало внимания. Это заметно не только в монголистике, вообще в гу­ма­нитарных знаниях и науке сейчас в России. Но и в таких мелких отраслях, как монголистика и т.д. Например, ки­таис­тика или кореистика я не могу сказать, что процветает и т.д. Но там очень много возможностей молодым людям работать в практической сфере, переводчиками, менеджерами и т.д. А в монголистике та­ких возможностей намного меньше. У нас есть еще направление в Институте-из­бранное, классическое востоковеде­ние. Мы даем большую подготовку на ста­ро­монгольском языке, например историю, литературу и культуру Монголии, ти­бетс­кий язык. Вот поэтому многие мо­ло­дые люди хотят избрать научную дея­тельность. Но научная деятельность не дает материального благополучия сей­час, очень маленькие зарплаты, на них жить не возможно. Поэтому конечно, преж­де всего нужно внимание госу­дарст­ва к этой проблеме. И когда-то это произойдет. Потому что востоковедение вообще в России был всегда очень сильной отраслью. И не может это так все кончиться. Я уверена, что что-то поло­жи­тельное произойдет.
-Ваши планы на 2018 год в этой сфере?
-Мои планы прежде всего связаны с 110-летием моего отца, которое будет в 2018 году. Я хочу приехать сюда на 3-4 месяца, участвовать в подготовке это­го празднования, издании книг, и мы очень хотим построить папе памятник в Улаанбаатаре. Вот это, пожалуй, моя главная задача на и 2018 год.
-Расскажите, пожалуйста, поподробнее. Какие именно мероприятия пройдут в рамках этого события?
-Наверное, мы проведем конферен­цию, издадим сборник, посвященный 110-летию со дня его рождения, каталог тибетских рукописей, которые хранятся в его коллекции, переиздадим каталог монгольских рукописей и напишем историю о коллекции, о том, как она соз­давалась, чем он интересовался и об осо­бенностях этой коллекции. Вот такие три книжки мы хотим издать.
-Ваш отец внес огромный вклад в развитие современной литературы Монголии. Расскажите, пожалуйста, о ярких впечатлениях из своего детства, связаные с вашим отцом. Какие вам произведения нравятся из творчества вашего отца?
-Знаете, мне нравится его поэзия.
-Какие именно?
-Ну многие, обычные, что называется “Моя седая матушка”. Конечно, как дочь я может быть не очень объективна. Но у него очень чистый, легкий, прозрачный язык. Вроде бы неусложненный литератур­но и в то же время неупрощенный та­кой народный, площадной язык. Он та­кой чистый и ясный. И в науке папа был очень ясномыслящим человеком. И мне кажется, что это и есть в его поэзии. Ясные образы, такой очень прозрачный язык. Так вот, а что я помню из детства. Папа иногда писал стихи очень легко. Если я не ошибаюсь, на 50-летие моей мамы он написал ей стихи. Такую небольшую поэму. Я это плохо помню, только знаю, что было много гостей, все смеялись. Но друзья моего отца рассказывали, что он ушел на кухню, на коленке очень быстро написал эти стихи. И когда он их читал, все были просто в восторге. За всего каких-то несколько минут вот та­кие прекрасные стихи написал. Ну, конеч­но он работал над стихами, он исправ­лял, подбирал лексику и слова.
-Он был мастером своего дела?
-Он был очень качественно работаю­щим человеком. Вот, что не хватает сов­ременным учёным, это тщательности, выверенности всего. Например, что ка­сается папиных трудоь если я их читаю, на 90 процентов знаю, что каждое слово у него проверенно, обязательно опирается на научный материал. Многие сейчас особенно молодые люди пишут очень быстро, а оказывается это не так. Вот этого нам не хватает точно. Папа в этом отношении был очень тщательным.
-А какие сейчас у вас связи с родственниками. Насколько я знаю, у вас есть старшие братья?
-У меня к сожалению старший брат умер несколько лет тому назад. У меня осталось два старших брата. Они живут в Санкт-Петербурге. У меня с ними связи более чем тесные. Мы очень дружим. Я часто бываю в Питере, я одна в Москве.
-Как вы думаете, внуки Дамдинсурэна унаследовали его талант?
-Это трудно сказать. У меня два брата физика. Один-экономист, и все дети их пошли в техническую и естественно-научную отрасли. Там есть физики. По­жалуй, что не могу сказать, кто-то из них хочет стать гуманитарием или хотел. Но они 30-летние уже состоявшиеся ребята.
-Как вы часто бываете в Монголии?
-Я бываю каждый год. Я даже не могу сказать в какой год я не была в Монголии. Последние 7-8 лет все лето здесь провожу.
-Насколько вы тесно сотрудничаете с монгольскими учеными?
-Да, я очень много сотрудничаю. Осо­бенно с Институтом языка и литерату­ры Академии наук Монголии.

-Над какими проектами работали?
-Ну вот мы с Отгонбаатаром выпус­ти­ли книжку на русском и монгольском языках. Это образцы монгольской пись­менности.
-Большое спасибо Вам за интервью

Беседовала Н.Халиунаа